О непогрешимости писем Минфина

Высший арбитражный суд на прошлой неделе опубликовал свое решение, которое касается писем Минфина по налоговым и юридическим вопросам. Бизнесу, как всегда, не повезло. По мнению арбитров, оспорить измышления чиновников финансового ведомства в суде нельзя, а вот исполнять нужно.

В поисках правды, в суд обратилось закрытое акционерное общество «СЕБ Русский Лизинг». Компания просила признать недействующим письмо Министерства финансов от 10 июня 2004, в котором говорится о налоговом учете лизинговых операций. Это письмо касалось конкретной фирмы, и было разослано по налоговым инспекциям с формулировкой «для использования в работе». Лизинговая фирма посчитала, что данное письмо неправомерно, поскольку не соответствует нормам Налогового кодекса. Как объяснили юристы «СЕБ Русский Лизинг», компания в итоге была вынуждена переплачивать налоги, что ставило под угрозу прибыльность фирмы.

Поскольку ФНС уже несколько лет подчиняется Министерству финансов, налоговики обязали фирму отчислять платежи в бюджет согласно распоряжению своей вышестоящей инстанции. Фирма пыталась решить вопрос в Минфине и налоговой службе. Однако внутриведомственной правды компании найти не удалось и пришлось отправиться в суд.

В первой же инстанции компанию ожидало полное поражение. Точенее, арбитры решили, что рассмотрение такого дела попросту не относится к их компетенции. В решение суда была следующая формулировка: «оспариваемое заявителем письмо не может рассматриваться в качестве нормативного правового акта». А значит, оспорить его нельзя. При этом, не применять письмо тоже нельзя, ведь оно выражает официальную позицию надзорного ведомства, которое впоследствии будет проверять деятельность «СЕБ Русский Лизинг».

«Оспорить в суде можно только нормативный акт, определённую норму праву, которая нарушает чьи-то права, — поясняет юрист компании «Селиванов, Гришин и партёры» Юлия Напкунайте. – Судьи пояснили, что письмо не является нормой права. Письмо – это толкование, разъяснение, которое отражает официальную позицию государства по тому или иному вопросу, по той или иной норме. Письмо это даже не инструкция. Любой нормативный акт, прежде чем стать таковым, должен пройти регистрацию в Министерстве юстиции, кроме того, любой нормативный документ должен быть официально опубликован в печати. С письмами всё немного сложнее. С одной стороны, компания не может не выполнять требования чиновников, с другой — это ненормативный акт, а значит, он не является обязательным. Однако в такой юридической трактовке есть немалая доля лукавства. Буква закона говорит, что письмо ненормативно, а значит его можно не применять. Но, по сути, неприменение таких распоряжений впоследствии рассматривается как уход от налогов».

Кроме того, отметим, что суд указал на отсутствие федерального закона, относящего к ведению арбитражного суда дел об оспаривании писем Министерства финансов. А без специального закона суды даже не должны принимать иск компании к рассмотрению.

В итоге, первая судебная инстанция не стала рассматривать дело. «СЕБ Русский лизинг» оспорил это решения во всех инстанциях и, в итоге, дошёл до президиума Высшего арбитражного суда (последняя арбитражная инстанция в России). Однако и этот суд не поддержал лизинговую компанию. Однако дал ценные разъяснения, которые могут пригодиться предпринимателям в будущем, если они всё-таки решат спорить с Минфином или с налоговиками.

Как объяснили арбитры, сам факт направления письма конкретному юридическому лицу по его запросу не исключает более широкого действия этого документа. Правда, в нём должны содержаться определённые правила, которые могут применять все юридические лица. Поэтому с самого начала суд должен выяснить, рассчитано ли письмо на многократное применение налоговыми инспекциями, затрагивает ли оно права налогоплательщиков, соответствует ли актам законодательства о налогах и сборах.

Однако конкретное письмо Минфина содержит разъяснения налогового законодательства, которые никого ни к чему не обязывают. Оно не устанавливает обязательных правил, потому не носит нормативного характера и, следовательно, не может иметь юридического значения.

Суд указал, что данное письмо адресовано конкретному лицу, представляет собой ответ на запрос фирмы по применению главы 25 Налогового кодекса «Налог на прибыль» и не устанавливает нормы, обязательные для всех. При этом, отметили судьи, фирма не лишена права на обращение в арбитражный суд с иными требованиями, если в результате применения писем будут затронуты его права.

Юрисконсульт Александр Иванов, проанализировав решение суда, пришёл к выводу, что компания просто неправильно сформулировала свою позицию. «По справедливому замечанию заявителя, суд при решении данного вопроса ограничился лишь формальными основаниями. Но, опять же, все возражения, составляющие предмет спора, сводятся к тому, что судебное определение «нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм процессуального права, препятствует иной судебной защите прав и законных интересов заявителя», то есть также обращают внимание суда лишь на формальные стороны дела, обходя материальные составляющие. Компания не указывает на негативные для себя последствия применения письма. Также заявитель не приводит никаких сведений, содержащих информацию о том, что в результате применения данного акта таковые последствие могут иметь место. Таким образом, само требование, содержащееся в заявлении общества, было сугубо формальным и, по сути, не содержало никаких сведений о нарушенных правах. В противном случае исход дела мог бы быть иным», — отмечает юрист.

Таким образом, для того чтобы оспорить письмо Минфина, компания должна доказать, что письмо не только противоречит действующему законодательству, но и наносит материальный ущерб деятельности фирмы. При этом, несмотря на то, что судьи указали, что письмо должно быть адресовано не одной фирме, а всем, это не лишает компанию права на защиту. Ведь даже сам Минфин придерживается иной точки зрения. В ответе на запрос консалтинговой группы «Зеркало» специалисты Минфина официально подтвердили, что все их письма, в которых содержатся ответы на частные запросы, относятся ко всем налогоплательщикам, а не только к авторам запроса. При этом, не важно в каком источнике опубликовано разъяснение — в печатном или электронном СМИ, в справочно-правовой базе и т. д. Эта позиция изложена в Письме Минфина от 16 февраля 2006 года № 03-02-07/1-30.