Выход из мусора

«Рубль выходит из мусора в реальный мир» — под таким заголовком публикуется статья в субботнем номере газеты The Guardian. Здесь обыгрываются английские слова «rouble» (рубль) и «rubble» (мусор, иногда ошибочно употребляется вместо rouble).

Начиная с субботы 1 июля российский рубль объявлен официально конвертируемым. Правда, это пока что не означает, что его легко примут в банке Аргентины, Австралии или Папуа-Новая Гвинея. Пока что снимаются лишь все ограничения на обращение с рублями для иностранцев. К тому же правительство буквально в последний момент приняло необходимые для конвертируемости документы.
Сделать рубль конвертируемым потребовал Президент еще несколько лет назад. Но финансисты шли на это неохотно. Центральному банку и Минфину привычнее держать валюты под полным контролем. «Предлагаю ускорить отмену оставшихся ограничений и завершить эту работу до 1 июля», — грозно объявил Владимир Путин в последнем послании Федеральному собранию. Это прозвучало как последнее «китайское» предупреждение.

Президент сказал — правительство сделало. Объявило рубль конвертируемым. Что бы это значило?

В четверг 29 июня Правительство одобрило изменения в закон «О валютном регулировании и валютном контроле». Этот законопроект разработан в целях реализации положений послания Президента Федеральному Собранию в части принятия мер по обеспечению свободной конвертируемости рубля и отмены действия с 1 июля 2006 года связанных с этим ограничений. Поправки в этот закон и означают свершившийся факт конвертируемости рубля.

По словам Председателя правительства Михаила Фрадкова:«Цель — создать условия для обеспечения конвертируемости российского рубля. Ясно, что изменения в законодательстве носят сугубо технический характер. Однако по смыслу — изменения существенны».

«Президент поставил правительству задачу: как можно быстрее сделать рубль свободно конвертируемой валютой, — говорит вице-премьер Александр Жуков. — Для этого мы постепенно снимали ограничения на движение капитала, текущие экспортно-импортные операции. Есть все условия: мы имеем хорошую, стабильную макроэкономическую ситуацию в России, достаточные золотовалютные запасы — 247 млрд долларов, курс стабилен, рубль по отношению к иностранной валюте укрепляется, бюджет сбалансирован, и, впервые за многие годы, приток иностранных инвестиций превысил отток капитала».

Но для того, чтобы реально сделать рубль свободно конвертируемым,  по словам вице-премьера «…должны сложиться соответствующие экономические условия. Нельзя объявить в декларативном порядке валюту свободно конвертируемой. Мы лишь сделали для этого все необходимые законодательные действия, сняли все ограничения». Будущая же конвертируемость рубля, по мнению вице-премьера, будет зависеть от экономического роста и доверия к российской экономике.

Министр финансов Алексей Кудрин так прокомментировал произошедшее:«Есть три сферы, которые обеспечивают высокие темпы экономического роста: свободное движение товаров (нам требуется еще вступить в ВТО), свободное движение капитала, и это как раз конвертируемость рубля, и свободное движение рабочей силы, эта сфера упомянута в послании Президента к Федеральному Собранию как облегчение миграции квалифицированной рабочей силы в Россию. Нам нужно восполнять выбывающие трудовые ресурсы». По словам министра, эти три сферы должны очень быстро перемещаться, «чтобы направляться в те точки, которые сегодня становятся наиболее востребованными, прибыльными, находятся в точке роста».

Конвертируемость не есть «вещь в себе», и не существует конвертируемость ради конвертируемости. Под полной конвертируемостью денежной единицы понимается свободный двусторонний обмен ее на иностранные валюты без ограничений. Конвертируемость может быть внутренней и внешней.

Под внутренней конвертируемостью понимается возможность купить на денежную единицу данной страны иностранную валюту только в банках этой страны или продать этим же банкам иностранную валюту за национальные денежные единицы по установленному курсу.
Внешняя конвертируемость предполагает свободный обмен иностранной валюты на национальную, возможность использования национальной валюты как во внутренних, так и внешних, международных расчетах.
«Конвертируемость национальной валюты во всем мире зависит от свободы обращения капитала. А в ряде стран, в том числе России, Китае и Индии, такие ограничения существуют, и они не позволяют инвестировать капиталы даже в ближайших странах», — отмечает министр финансов Алексей Кудрин. «Теперь же инвесторы не будут иметь ограничений на инвестиции. А российские предприниматели смогут свободно вкладывать капиталы за рубеж».

Валютное регулирование может быть жестким и либеральным. Основные принципы жесткого регулирования просты как грабли — держать и не «пущать». Фарцовщики, запрет на открытия счетов за кордоном, обязательная 100% продажа  валюты. Вспоминаете?

Валютному регулированию в Российской Федерации посвящен целый закон. www.kadis.ru/texts/index.phtml?id=3150

И вот всему этому приходит конец. С принятием изменений в закон «О валютном регулировании и валютном контроле» отменяются нормы, которые предоставляют право правительству и Центробанку устанавливать требование о резервировании денежных средств при совершении валютных операций движения капитала между резидентами и нерезидентами, сводятся к минимуму ограничения на совершение операций по валютным счетам, открытым как в России, так и за границей, снимаются ограничения на приобретение российскими гражданами долей и вкладов в капиталы иностранных компаний, паев в их имуществе и акций иностранных АО.

После принятия изменений гражданe России смогут открывать счета и размещать вклады в банках за рубежом. Снимаются ограничения на приобретение долей и вкладов в капиталы иностранных компаний, паев в их имуществе и акций иностранных АО. Ограничения на совершение операций по валютным счетам, открытым как в России, так и за границей, сводятся к минимуму. В основном они касаются объемов осуществляемых операций. Цель благородная – борьба с отмыванием денег.

Так все-таки, сильная национальная валюта — это хорошо или плохо? Вряд ли на это можно ответить однозначно.

Конвертируемость рубля приведет к росту иностранных инвестиций на российские долговые рынки. Это хорошо. Но ведь и риски возрастут многократно. Ведь это будут в основном «горячие» спекулятивные деньги, которые быстро приходят, но так же быстро и уходят, стремясь на более прибыльные рынки. Недавнее обвальное падение на развивающихся рынках подтверждает это. И здесь страдают не только профессиональные, но и частные инвесторы.

Приток капитала, конечно же укрепит рубль. Это хорошо. Сильная валюта — предмет национальной гордости. Но это ударит в первую очередь по экспортерам, то есть по национальному производителю. Национальная продукция может не выдержать конкуренции с импортом и это грозит ростом безработицы. Это плохо. Ну а те, кто получают зарплату в валюте? То-то же.

Естественно, тема конвертируемости рубля не могла не присутствовать на Интернет-конференции, проведенной 6 июля Президентом Владимиром Путиным. Президент отметил, что «свободная конвертируемость рубля ничем не угрожает россиянам, она может сделать рубль универсальной валютой, во всяком случае в расчетах с нашими традицонными партнерами на пространствах бывшего СССР. Это вполне реально, это по факту уже происходит».

Но многие миллиарды долларов в стеклянных банках у граждан и на зарубежных счетах инвесторов не работают в российской экономике из-за опасений вкладываться в рубль. Главными причинами обычно являются политическая нестабильность и высокая инфляция. Ну, вопрос нестабильности, вроде бы, начинает отпадать. Остается инфляция. Следует ожидать, что в ближайшее время главные усилия государства будут направлены на прекращение роста цен, в первую очередь — прямо или  косвенно регулируемых государством. А вот будет ли при этом выполнено последнее условие достижения фактической полной конвертируемости рубля — доверие к национальной денежной единице внутри страны и за рубежом — это вопрос, остающийся открытым.